Шляпа королевского волшебника со знаком совы

Book: Шляпа волшебника

Шляпа королевского волшебника Становится персональным при надевании Голова Ткань Броня: 88 знаком совы (шанс %). Артур рос незаметно, в неведении о своем королевском рождении. Лишь сова, бесшумно вылетевшая из верхнего окна, свидетельствовала о том, что они Я назвался ему на валлийский лад: имя волшебника Мерлина он, Если ты несешь на себе знак своего труда, люди смотрят не на тебя, а на. Шляпа у него была тоже голубая, остроконечная и с плоскими полями, .. Волшебник Оз, некогда правивший Изумрудным Городом, оказался обманщиком, но потом он . Дядя Нанди, который мог бы быть королем Жевунов, если бы те не Сова продолжала: Оживили Лоскутушку, Хохотушку и простушку.

Король сделал знак диск-жокеям, и одна из джинсовых обезьянок, приплясывавших на эстраде, сбежала по ступенькам к Его Величеству. Выслушав королевский указ, вернулся на эстраду и передвинул фишку на пульте. В конкурсе на лучшую танцевальную пару победителем признается пара, открывшая нашу Дискотеку! Пару в костюмах Принца и Феи прошу подняться на эстраду!

Рыцарю и Юной Танцовщице пришлось взойти по ступенькам к диск-жокею. Все внимательно смотрели на. Победители поклонились Королю и публике и, оставив подарок в кресле рядом с пультом диск-жокея, Музыка зазвучала с прежней силой. В случае неудачи поисков многих, как не справляющихся с делом, незамедлительно понизят в должности.

Утром заканчивались первые сутки пребывания Почётного Гостя в Игрушечном Городе Остановленные полицией, тайными агентами или стражей благородные рыцари недоумевали и порою дерзко спрашивали, в чём.

А когда им внезапно светили карманным фонариком в глаза, чтобы посмотреть, сужаются ли от света зрачки, рыцари гневались, хватались за меч или же бесцеремонно отталкивали от себя назойливых агентов и солдат. Рыцари были гордые и не привыкли к столь неуважительному обхождению. Некоторые из них обещали вызвать офицеров Королевской гвардии на поединок за нанесённое оскорбление. И дамы, и кавалеры плясали без устали, невзирая на чередование быстрых и медленных шлягеров.

Короля, однако, втайне беспокоила мысль о том, почему до сих пор не докладывают о судьбе исчезнувшего Рыцаря. Без Почётного Гостя Дискотека-Маскарад значительно теряла в торжественности. По мнению Короля, во всех празднествах, церемониях, торжествах и на всех королевских приёмах главной была торжественность.

И в этот вечер, сидя у эстрады на стуле с высокой спинкой, он стал размышлять о связи слов: Неизвестно, чем бы закончились его торжественно-печальные раздумья, если бы вдруг не произошло непредвиденное.

Пират мгновенно исчез из виду. А затем Рыцарь, танцевавший с Дочерью Мастера, ощутил сильный толчок в грудь и, не успев ничего понять, упал на пол. Его партнёрша, Юная Танцовщица, в тот же миг скрылась из виду. По залу в направлении выхода прошло некоторое колебание. Это пират, накинув на себя и свою жертву плащ-невидимку, пробирался к дверям.

Стоявшие сзади, вдалеке от эстрады горожане не видели, как были похищены плащ и Юная Танцовщица, и недоумевали, получая внезапный толчок в лицо, грудь или живот Похититель, чувствуя свою безнаказанность, совсем обнаглел.

Выбравшись из Дискоклуба, он поставил подножку торопящемуся на танцы смешному Поросёнку и столкнул с крыльца кого-то, ожидавшего Охотника в зелёном камзоле и сапогах со шпорами.

От толчка с головы Охотника свалилась шляпа с пером. Он удивлённо осмотрелся и, никого не увидев, пожал плечами. А пират громко расхохотался и потащил свою жертву к королевскому лимузину.

Там он, распахнув дверцу, вытолкнул из кабины королевского шофёра в большой клетчатой кепке. Шофёр выпал на покрытую квадратиками цветной пластмассы мостовую и приземлился на четвереньки.

Так, стоя в нелепой позе, он проводил взглядом отъезжающий лимузин. Мало того, что пропал и до сих пор не найден Почётный Гость, на глазах у самого Короля преступно похитили бесценный Королевский подарок и лучшую танцовщицу Дискотеки, а значит, и всего Игрушечного Города Исчезновение Рыцаря взволнованный Король теперь связывал с последним похищением. В обоих случаях, несомненно, действовала одна шайка. Когда Король вышел из Дискоклуба, сопровождаемый Принцессами и свитой, к нему подбежал королевский шофёр и, сбиваясь от волнения, сообщил, что лимузин Его Величества угнали неизвестные.

Офицер королевской охраны не дал шофёру договорить. Посидев там за письменным столом, над которым висел портрет Основателя Игрушечного Города Ноктюрно Анданте, и собравшись с мыслями, он перешёл в тронную залу, где в расстроенных чувствах опустился не на свой торжественный трон с малиновой обивкой, а на маленькую скамеечку для королевского Шута Это означало, что Король не в духе. Вскоре в тронную залу явились участники безуспешных поисков Почётного Гостя находясь в своем кабинете, Король нажал кнопку общего сбора начальников полиции, офицеров гвардии и прочих причастных чиновников.

И отдал высочайшее повеление: Виновных арестовать и доставить во дворец! В одно из высоких узких окон тронной залы сквозь зелёные листья пробился золотистый луч. Над горизонтом появилась большая дневная Звезда. Наступило утро вторых суток пребывания в городе Рыцаря, Ищущего Счастья. Горожане, обсуждая невероятное происшествие, стали расходиться по домам.

Во многих ярко окрашенных домиках зажигались и вскоре гасли окна. Рыцарь медленно побрёл по улице. У ограды возле одного из домиков он вдруг ощутил знакомый ему аромат живых цветов. Это был дом Юной Танцовщицы. Рыцарь слегка коснулся дверцы в поросшей зелёным живым вьюнком ограде, и она бесшумно отворилась; Почётный Гость тихо пошёл к дому.

Ему показалось, что дорожка, в отличие от всех мостовых, дворов, площадей и парков этого города, вымощена камнем. Откуда они взялись в этом месте, посреди Игрушечного Города? Настоящие камни, цветы, настоящая девочка Совсем недавно в этом доме жил Основатель города. Размышляя о непредусмотрительности Основателя населённого игрушками королевства, Рыцарь поднялся на крыльцо домика, где несколько часов тому назад побывал с Юной Танцовщицей.

Дверь, едва он дотронулся до неё, словно сама подалась под его рукой и приоткрылась. Почётный Гость прошёл по коридору в гостиную, где над камином белел портрет Ноктюрно Анданте. В полутьме Основатель Города и Великий Волшебник выглядел как живой И решил осмотреть дом, где жил загадочный Мастер. Ни тени страха не было у него на сердце. В других комнатах он не нашёл ничего интересного. Обычная мебель, вазы, картины В одной комнате возле двери стояло чучело большой собаки.

От неожиданности он вздрогнул и отдёрнул руку. Перед ним была не игрушка, не чучело, а настоящая собака Моргнув, собака шевельнулась и сказала: А что случилось с милой Сонатой? Он угнал королевский лимузин. Они поднялись на второй этаж, где находились мастерская, библиотека и спальня Игрушечных Дел Мастера. Собака вошла в библиотеку. Рыцарь посмотрел на карту. На ней был начертан план Игрушечного Города и его окрестностей. Все надписи гласили о том, что изображено на карте и кто живёт в каждом указанном месте.

Рыцарь отыскал на чертеже все достопримечательности, кроме памятника Основателю Города. Памятник был поставлен после смерти Ноктюрно Анданте, и потому на плане не значился. Затем внимание Рыцаря привлекла синяя лента реки, причудливо извивавшаяся на окраине города.

Посреди реки был обозначен островок. Алле-Грета тоже посмотрела на карту. Королевские сыщики и стража туда не доберутся. Они всегда ищут в пределах Игрушечного Города, даже за городскую стену выходят неохотно. Теперь ты знаешь, где искать. В добрый час, Рыцарь! Только теперь Почётный Гость заметил, что давно уже светало. За окном в саду затейливо, на разные лады свистели птички. Проводи Почётного Гостя на остров. Вдвоём вы быстрее достигнете цели.

А я здесь посторожу. Только опустите шторы во всех комнатах. Злая Волшебница не сдалась и заколдовала топор, чтобы он разрубил меня пополам. Снова меня выручил друг-кузнец.

Он сделал мне железное туловище, прикрепив к нему на шарнирах голову, ноги и руки. Я снова мог ходить и работать. У меня не стало сердца, и моя любовь к девушке исчезла.

Мне уже было совершенно все равно, женюсь я на ней или. По-моему, она все еще живет у своей тетки и ждет, когда я приду и женюсь на. Мое железное туловище так сверкало на солнце, что было любо-дорого смотреть. Я стал очень гордиться своим блестящим видом и больше не боялся заколдованного топора -- ведь он уже не мог бы причинить мне вреда. Но возникала новая опасность: Я купил масленку и время от времени тщательно смазывал руки, ноги, шею.

Но однажды я забыл это сделать и угодил под сильный ливень. Я спохватился слишком поздно: Конечно, судьба нанесла мне большой удар: Когда я любил, не было в мире человека счастливей.

Но тот, у кого нет сердца, не способен любить. Поэтому я обязательно попрошу у Оза сердце, и если он мне его даст, то вернусь домой и женюсь на своей девушке.

Дороти и Страшила внимательно выслушали рассказ Железного Дровосека и очень пожалели беднягу. Безмозглое создание не будет знать, что ему делать с сердцем. Дороти промолчала, потому что никак не могла решить, кто из ее новых друзей прав.

Она только подумала, что главное -- это поскорее вернуться домой, к дяде Генри и тете Эм. Больше всего ее беспокоило то, что кончался хлеб. Еще одна трапеза -- и в корзине будет пусто. Разумеется, и Страшила, и Железный Дровосек отлично обходились без еды, но Дороти была сделана не из соломы и не из железа и не могла жить без завтраков, обедов и ужинов.

Дорога попрежнему была вымощена желтым кирпичом, но его почти не было видно под густым слоем сухих веток и опавших листьев. С пути было сбиться легче легкого. В этой части леса почти не встречалось птиц. Птицы любят маленькие лесные опушки, где ярко светит солнце. Иногда из лесной чащи доносилось свирепое рычание.

От этих жутких звуков у Дороти начинало колотиться сердце, потому что она не знала, что за страшные хищники скрываются в лесном сумраке. Тотошка, похоже, догадывался, в чем дело, и все время жался к ногам Дороти и не осмеливался залаять. Мой отец, правда, бывал там, но я тогда был еще маленьким. Он рассказывал, что путь туда долог и труден, но ближе к Изумрудному Городу начинаются прекрасные места.

Что касается опасностей, я их не боюсь, если под рукой масленка. Страшила, я вижу, тоже не из пугливых, а у тебя на лбу след от поцелуя Доброй Волшебницы. Не успел он договорить, как из лесу раздался страшный рев и на дорогу выскочил огромный лев. Одним ударом лапы со страшными когтями он отбросил Страшилу далеко в кусты. Затем он ударил Железного Дровосека. К его удивлению, его противник хоть и упал, но остался невредим.

Увидев врага, Тотошка с лаем бросился на него, и Лев уже разинул свою огромную пасть, чтобы укусить храбреца. Но в этот момент Дороти, забыв страх, ринулась на защиту своего верного друга. Оказавшись между Тотошкой и Львом, она стукнула огромного хищника по носу кулаком и крикнула: Как тебе не совестно -- такой большой, а нападаешь на маленькую собачку!

Но я ничего не могу с собой поделать! А второй тоже набит соломой? А что это за маленькое создание, которое ты так любишь? Только такой трус, как я, мог поднять лапу на этого малыша, -- печально проговорил Лев и понурил голову.

Все остальные лесные обитатели считают, что я невероятно храбр и свиреп, ведь Лев -- это царь зверей. Я заметил, что стоит мне рявкнуть как следует -- и все живое кидается от меня наутек. Когда мне встречаются люди, я страшно пугаюсь, но грозно рычу -- и они разбегаются без оглядки. Если бы слон, тигр или медведь вступили со мной в поединок, я бы сам пустился прочь -- такой уж я жалкий трус!

И я им это позволяю. Царь зверей не может быть трусом! Это не жизнь, а пытка! Как только возникает малейшая опасность, мое сердце так и готово выпрыгнуть из груди. У меня же сердца нет и, стало быть, не может быть сердечной болезни. Впрочем, я никогда их не видел, -- ответил Трусливый Лев. А то голова у меня набита соломой, -- сообщил Страшила.

А то жизнь труса мне стала уже невмоготу. По-моему, они еще трусливее тебя, если боятся, когда ты на них рычишь. И пока я буду знать, что в душе я жуткий трус, жизнь моя будет сплошным несчастьем. Снова маленький отряд двинулся в путь. Лев важно вышагивал рядом с Дороти. Тотошка сначала совершенно не обрадовался новому товарищу, потому что помнил, как чуть не погиб от удара огромной львиной лапы, но постепенно он успокоился, и вскоре Лев и Тотошка сделались неразлучными друзьями.

Больше никаких приключений в этот день на долю путешественников не выпадало. Только однажды Железный Дровосек наступил на жука -- тот на свою беду переползал через дорогу из желтого кирпича -- и конечно же его раздавил. Это так расстроило Железного Дровосека, который всегда избегал наносить вред живым существам, что он заплакал.

Слезы потекли по его лицу, отчего тотчас же заржавели суставы на челюстях. Когда Дороти обратилась к нему с каким-то вопросом. Железный Дровосек даже не смог открыть рот. Это страшно его перепугало, и он стал делать руками отчаянные знаки, но Дороти никак не могла понять, что случилось.

Лев тоже был в полном недоумении. Он вынул из корзинки Дороти масленку и смазал суставы-шарниры. Через некоторое время Железный Дровосек снова обрел дар речи. Если я буду проявлять неосторожность и раздавлю еще какого-нибудь жучка или паучка, то опять заплачу, и тогда снова заржавеют мои челюсти, и я не смогу говорить.

После этого происшествия он шел и таращился. Увидев муравья, ползущего через дорогу, он аккуратно переступал через. Железный Дровосек знал, что у него нет сердца, и потому старался быть особенно внимательным к окружающим.

Но у меня нет сердца, и потому приходится постоянно быть начеку. Когда великий мудрец Оз даст мне сердце, тогда уж можно будет немножко расслабиться. Под его широкой кроной друзья чувствовали себя как под крышей. Железный Дровосек нарубил топором много дров, Дороти разожгла большой костер, возле которого быстро согрелась и забыла уже подступившую к сердцу тоску. Они с Тотошкой доели хлеб и теперь понятия не имели, чем будут завтракать. Раз у вас, людей, такие странные вкусы и вы не переносите сырого мяса, можешь поджарить его на костре.

Это будет неплохим завтраком. Прошу тебя, не надо! Но Лев убежал в лес и там добыл себе что-то на ужин, а что именно, никто не знал, да и сам Лев об этом помалкивал. Страшила нашел дерево, усыпанное орехами, и доверху наполнил ими корзинку Дороти. Девочка была очень тронута его заботой, но не могла сдержать смеха, глядя, как неуклюже он их собирал. Орехи были маленькими, а набитые соломой пальцы в перчатках такими неловкими, что Страшила рассыпал по земле орехов больше, чем положил в корзинку.

Но Страшила не имел ничего против этого занятия. Сбор орехов позволял ему держаться подальше от костра. Страшила очень боялся, что на него упадет случайная искра и тогда он сгорит дотла. Поэтому он все время находился на почтительном расстоянии от огня и подошел к нему, только чтобы укрыть уснувшую Дороти сухими листьями.

Под одеялом из листьев она благополучно проспала до утра. Проснувшись, Дороти умылась в ручье, а потом они продолжили путешествие в Изумрудный Город. Этот день оказался полон всяких приключений. Не прошло и часа, как подошли к глубокому рву, который пересекал дорогу и уходил далеко в лес. Ров был не только очень широкий, но и глубокий. Когда они подошли к его краю и заглянули вниз, то увидели на дне множество камней с острыми краями. Стены рва были такими крутыми, что нечего было и думать спуститься на дно, а потом карабкаться на другую сторону.

Кое-кто из путешественников подумал, что на этом их поход окончен. Мы также не можем спуститься, пройти по дну, а потом подняться. Значит, нам придется оставаться здесь, если мы не сумеем перепрыгнуть через. А со мной ничего не произойдет. Мне это не опасно. Залезай ко мне на спину, будем прыгать. Страшила забрался на спину к Трусливому Льву, огромный зверь подошел к самому краю рва и присел. И, распрямившись как гигантская пружина, он пролетел по воздуху надо рвом и благополучно приземлился на другой стороне.

Все бурно приветствовали его успех. Страшила слез на землю, и Лев прыгнул обратно. Дороти решила, что следующей будет. Взяв на руки Тотошку, она вскарабкалась на спину ко Льву и одной рукой крепко ухватилась за его косматую гриву. Не успела она почувствовать, что летит по воздуху, как птица, они оказались уже на земле. Лев снова вернулся, забрал Железного Дровосека и прыгнул в третий.

Прежде чем опять трогаться в путь, пришлось немного подождать. Прыжки отняли у Льва слишком много сил, и он переводил дух, высунув язык, тяжело дыша и, словно большая собака, гонявшаяся по двору за курами. И на этой стороне леса оказались дремучими и угрюмыми. После того как Лев отдохнул, путешественники зашагали дальше по дороге из желтого кирпича, молча и задумчиво, надеясь, что скоро эта чащоба кончится и они снова увидят яркое солнце.

Из лесных дебрей стали доноситься какие-то странные звуки, и Лев прошептал, что в этих местах водятся Калидасы. У них туловища медведей и тигриные головы, -- объяснил Лев.

Я страшно боюсь Калидасов. Лев хотел что-то ответить, но в этот момент они подошли к другому рву. Он был настолько широким, что Лев сразу понял: Путешественники стали держать совет.

После долгих раздумий и споров Страшила предложил: Если Дровосек срубит его так, чтобы оно упало через ров, получится мост, и мы сможем перейти по нему на другую сторону. Дровосек споро взялся за работу. Топор у него был очень острый, и вскоре дерево оказалось надрублено.

Лев уперся в него своими могучими передними лапами и со всей силы толкнул.

Book: Шляпа волшебника

Дерево медленно стало наклоняться и наконец с треском упало точно через ров. Путешественники собирались начать переход по этому необычному мосту, как вдруг услышали громкое рычание. Оглянувшись, они увидели, как в их сторону несутся стремглав два странных создания, похожие и на медведей и на тигров. Трусливый Лев, хоть и был страшно перепуган, обернулся к Калидасам и издал такой ужасный рык, что Дороти вскрикнула, Страшила шлепнулся на спину, а Калидасы остановились и удивленно посмотрели на Льва.

Но поняв, что, во-первых, они крупнее, чем Лев, и, во-вторых, их двое, а он один, Калидасы снова ринулись. Лев перебрался по дереву-мосту и обернулся посмотреть, что будут делать Калидасы. Недолго думая, те тоже стали переходить ров по дереву. Трусливый Лев печально сказал Дороти: Они растерзают нас в клочья. Но ты спрячься за. Я буду сражаться с ними, пока хватит сил. Он стал напряженно думать, как выйти из положения, и наконец придумал. Он велел Железному Дровосеку обрубить верхушку дерева, упиравшуюся в этот конец рва.

Железный Дровосек вовсю заработал топором, и когда Калидасы оказались на самой середине моста, тот с грохотом рухнул и полетел в пропасть. Хищники вдребезги разбились об острые камни на дне. И я очень доволен, потому что невелика радость быть мертвым!

Эти твари так меня напугали, что у меня все еще колотится сердце! После этого случая путешественникам еще больше захотелось поскорее выбраться из леса. Они шли так быстро, что Дороти вскоре устала и залезла на спину ко Льву. К их большой радости, постепенно лес стал редеть, и наконец они вышли к широкой реке, быстро катившей свои воды. На другом берегу уже начинались очаровательные места -- зеленые луга, усыпанные яркими цветами, а вдоль дороги из желтого кирпича росли деревья, ломившиеся от фруктов.

Путешественникам не терпелось поскорее оказаться на том берегу. Железный Дровосек взялся за топор и стал рубить небольшие деревца, чтобы сделать плот. Тем временем Страшила обнаружил на берегу сливовое дерево, все увешанное плодами.

Дороти очень обрадовалась его находке: Но чтобы сделать плот, нужно время, даже если за дело взялся такой неутомимый труженик, как Железный Дровосек. Наступил вечер, а плот еще не был готов. Путники нашли уютное местечко под деревьями, где и провели время до утра. Дороти приснился Изумрудный Город и великий Оз, который согласился выполнить ее просьбу и пообещал отправить домой в Канзас.

Дороти замечательно позавтракала персиками и сливами, которыми были усыпаны деревья у реки. Дремучий лес остался позади, впереди открывалась прекрасная, солнечная страна, манившая их вперед, в Изумрудный Город. Правда, чтобы попасть в эти очаровательные места, надо было сначала переплыть через реку, но плот был уже почти готов. Железный Дровосек скрепил бревна между собой, и можно было пускаться в плавание. Посреди плота устроилась Дороти с Тотошкой на коленях. Когда на плот ступил Трусливый Лев, самодельное судно накренилось, потому что Лев был крупным зверем, но Страшила и Железный Дровосек быстро встали на другой конец плота и уравновесили.

У каждого из них двоих было в руках по шесту, чтобы отталкиваться от дна реки и направлять плот. Сначала все шло без сучка без задоринки, но когда плот оказался на середине реки, сильное течение стало уносить его все дальше и дальше от дороги из желтого кирпича. К тому же река становилась все глубже и глубже, и шесты уже не всегда доставали до дна. Она заколдует нас и обратит в рабство. Железный Дровосек уже был готов заплакать, но вовремя вспомнил, что может заржаветь, и потому быстро вытер слезы передником Дороти.

Положение Страшилы было из рук вон плохо. Но какой толк от меня посреди реки? Боюсь, мне теперь никогда не получить мозгов". Тем временем плот все плыл и плыл по течению, и наконец Трусливый Лев сказал: Давайте я прыгну в воду и поплыву к берегу, а вы возьмитесь за мой хвост и держитесь покрепче. С этими словами Лев бросился в воду. Железный Дровосек ухватился за его хвост. Лев поплыл к берегу, взяв плот на буксир.

Он был большой и сильный, но плыть ему было нелегко. Постепенно, однако, плот миновал стремнину. Дороти взяла шест Дровосека и стала подталкивать плот к берегу.

Наконец они причалили и выбрались на сушу. К тому же течение далеко отнесло их от дороги из желтого кирпича. Когда друзья как следует отдохнули, Дороти взяла свою корзинку, и они пошли по лужайке вдоль реки к тому самому месту, где должна быть дорога. Вокруг цвели цветы и росли фруктовые деревья. Если бы не печальное происшествие со Страшилой, все были бы очень довольны. Они шли быстрым шагом. Дороти наклонилась, чтобы сорвать особенно понравившийся ей цветок. В этот момент Железный Дровосек крикнул: Они взглянули туда, куда он указал, и увидели, что посреди реки на шесте по-прежнему висит Страшила.

Вид у него был очень несчастный и одинокий. На это Лев и Дровосек только растерянно покачали головами. Друзья сели у самой воды и стали грустно смотреть на своего друга. Увидев путников, он подлетел к ним и приземлился. Мы идем в Изумрудный Город. Если вы принесете его нам, мы будем вам очень благодарны. Большая птица взмыла в воздух и подлетела к Страшиле, молча висевшему на шесте.

ПОЛУЧИЛ САМУЮ РЕДКУЮ ШЛЯПУ В СИМУЛЯТОРЕ ПИТОМЦЕВ ROBLOX PET SIMULATOR

Затем, ухватив его клювом за шиворот. Аист поднялся с ним в воздух и вскоре опустился на берегу, где их с нетерпением ждали путешественники. Увидев, что он снова среди друзей. Страшила так обрадовался, что расцеловал всех, в том числе Льва и Тотошку. Когда они снова пустились в путь. Страшила приплясывал и напевал: Но теперь мне надо лететь к моим аистятам. Надеюсь, вы попадете в Изумрудный Город и великий Оз поможет.

Путники шли по лугу, слушали пение птиц с ярким оперением и любовались цветами. Их становилось все больше и больше, пока луг не превратился в сплошной ковер из цветов. Цветы были большие -- белые, желтые, голубые, фиолетовые, но все чаще и чаще попадались алые маки.

Постепенно другие цветы исчезли, и путешественники оказались на маковом поле. Известно, что, когда маков очень много, их аромат усыпляет человека или животное, и, если заснувшего вовремя не отнести в другое место, он может так и не проснуться. Но Дороти этого не знала и любовалась красивыми маками до тех пор, пока веки ее не отяжелели и ей не захотелось прилечь и поспать.

Но Железный Дровосек был начеку. Они шли и шли, пока у Дороти не подкосились ноги. Ее глаза закрылись, она опустилась на траву и заснула крепким сном среди алых маков. Я, например, сам с трудом разлепляю веки, а Тотошка уже заснул. И правда, Тотошка свернулся клубочком у ног своей хозяйки и сладко спал. На Страшилу и Железного Дровосека запах маков не действовал. Мы понесем Дороти, но ты слишком тяжел, и, если упадешь, нам тебя не вытащить.

Лев вскочил на ноги и огромными прыжками понесся по полю и вскоре пропал из виду. Они с Железным Дровосеком подобрали Тотошку, положили его на колени Дороти, затем посадили ее на "стул" и понесли. Они шли и шли, и казалось, маковому ковру не будет конца.

Река делала крутой поворот, и когда они обогнули мыс, то увидели Льва. Он лежал среди маков и крепко спал. Силы оставили его неподалеку от края макового поля, где начинались зеленые луга.

Но делать нечего, надо двигаться. Они отнесли Дороти подальше от маков и положили у самой воды, чтобы свежий ветерок поскорее привел ее в чувство, а сами уселись на берегу и стали ждать, когда она проснется. Вон оттуда мы отплыли на плоту. По этой реке они не раз отправлялись в большой мир навстречу необыкновенным приключениям и в каждом путешествии обзаводились новыми друзьями и приводили их к себе домой, в Муми-дол.

Так вот и выходило, что в доме всегда было полно народу и каждый занимался чем хотел, нисколько не заботясь о завтрашнем дне. Ну и, разумеется, время от времени в доме случались потрясающие, прямо-таки ужасные вещи, но зато уж на скуку никто пожаловаться не. А ведь это как-никак делает честь любому дому. Доиграв последнюю строчку своей весенней песенки, Снусмумрик сунул гармошку в карман и спросил: Муми-тролль стал под окошком восточной мансарды и, сунув в рот лапы, дал сигнал по одним им понятной тайной системе: Слышно было, что Снифф перестал храпеть, но не шелохнулся.

Окошко с треском распахнулось. Снифф навострил помятые со сна уши и спустился вниз по веревочной лестнице. Пожалуй, нелишне упомянуть, что в Муми-доме веревочные лестницы были под каждым окном: День и вправду обещал быть чудесным.

Повсюду было полно еще не совсем проснувшейся от долгой зимней спячки ползучей мелюзги, она шныряла во все стороны и заново знакомилась друг с другом. Одни проветривали платье и чистили щеткой усы, другие строили себе дома, третьи на все лады готовились к встрече весны.

Шляпа королевского волшебника

Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф то и дело останавливались посмотреть, как строится дом, или послушать какую-нибудь ссору. Это часто случается в первые дни весны, потому что когда выходишь из спячки, с утра нередко бываешь в дурном настроении. На ветвях деревьев сидели древесные феи, расчесывая свои длинные волосы, а в снегу, островками, лепившимися с северной стороны стволов, прокладывали длинные ходы мыши и прочая мелюзга. Такие вот примерно разговоры вели они с многочисленными личностями, попадавшимися им по пути.

Но чем выше в гору, тем безлюднее становилось вокруг, и под конец им лишь изредка встречались хлопотливые мыши-мамы, занятые весенней уборкой. Это мне мама сказала. Что, если забраться на самую верхушку горы и сложить там пирамиду из камней?

Библиотека на deowarsingdan.tk Удивительный волшебник из страны Оз (пер. Белов, Бенедиктова)

Пусть знают, что мы первые побывали на вершине. На вершине разгуливал весенний ветер и на все четыре стороны распахивался голубой горизонт.

Но Снифф ничего этого не замечал. Потому что на вершине горы лежала шляпа, точнее говоря, черный цилиндр. Муми-тролль поднял шляпу и стал ее рассматривать. Смерть как хочется кофе. Вот как получилось, что они нашли шляпу Волшебника и забрали ее с собой, не подозревая о том, что тем самым превратили Муми-дол в арену всяческого волшебства и удивительнейших событий.

Когда Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф вошли на веранду, все уже попили кофе и разбрелись кто. Один только Муми-папа остался дома читать газету. Удивительно пустая сегодня газета. Ручей прорвал запруду и уничтожил поселение муравьев.

А еще в четыре часа утра в долину прилетела первая весенняя кукушка и проследовала дальше на восток. Муми-папа оглядел шляпу со всех сторон, а потом примерил перед зеркалом в гостиной. Шляпа была для него чуточку великовата и тяжела, но общее впечатление было весьма внушительное. Муми-мама открыла дверь да так и застыла на пороге от удивления. Вот разве что чуточку великовата. Муми-папа оглядел себя в зеркале и спереди и сзади, оглядел с боков и со вздохом положил шляпу на комод.

И она снова ушла на кухню. Снусмумрик поставил шляпу на пол между комодом и кухонной дверью. А в углу, между комодом и дверью на кухню, осталась шляпа Волшебника с яичной скорлупой. И тут сотворилось чудо: Муми-папе ужасно повезло, что шляпа ему не подошла: Муми-папа заработал лишь легкую головную боль которая прошла после обеда.

Зато яичные скорлупки, оставшиеся в шляпе, мало-помалу начали менять свой вид. Они сохранили белый цвет, но все росли и росли в размерах и стали мягкими и пухлыми. Немного погодя они целиком заполнили шляпу, а потом из шляпы выпорхнули пять маленьких круглых тучек.

Они выплыли на веранду, мягко спустились с крыльца и повисли в воздухе над самой землей. А в шляпе Волшебника стало пусто. Тучки неподвижно стояли перед ними и словно чего-то ждали.

Фрекен Снорк тихонечко протянула лапу и потрогала тучку, которая была к ней поближе. Тут все придвинулись ближе и стали ощупывать тучки. Снусмумрик осторожно толкнул одну из тучек.

Она проплыла немного в воздухе и снова застыла на месте. Муми-тролль только покачал головой в ответ. И только он крикнул: Тут уж и все остальные взобрались каждый на свою тучку и закричали: Все это было страшно занятно.

Расхрабрившись, они взлетали до верхушек деревьев и даже на крышу Муми-дома. А Муми-тролль остановился на своей тучке перед окном Муми-папы и громко крикнул: Муми-папа выронил ручку и бросился к окну. Больше он ничего не мог сказать. Но Муми-мама спешно готовила мясо с картошкой и луком, и ей было некогда.

А внизу в саду Снорк и Снусмумрик изобрели новую игру. Они с разгона сталкивались друг с другом, и кто сваливался на землю, тот проигрывал.

Но Снорк ловко вильнул в сторону и коварно напал на него снизу. Тучка Снусмумрика накренилась, и он воткнулся головой в цветочную клумбу, да так, что шляпа налезла ему на нос. Они облетели все излюбленные места Хемуля, но его нигде не. Фрекен Снорк с изяществом перепорхнула через верхушку дерева и, немного подумав, ответила: Какой-то противный дядька в черном цилиндре глядел на меня и усмехался.

А что, он был в белых перчатках? Они плавно парили между деревьями, думая о своем сне, и вдруг увидели Хемуля. Он брел по лесу, заложив руки за спину и уставившись носом в землю. Муми-тролль и фрекен Снорк спланировали вниз, пристроились у него по бокам и разом крикнули: Разве вы не знаете, что мне нельзя устраивать такие сюрпризы? У меня сердце в пятки уходит. А я вот захандрил. Все до единой марки. Муми-тролль и фрекен Снорк озабоченно переглянулись. Они поотстали от Хемуля из уважения к его горю и держались теперь позади.

А Хемуль продолжал брести. Они терпеливо выжидали, когда он поведает им свою печаль. И вот немного погодя Хемуль воскликнул: Это бессмысленно… А еще немного погодя сказал: Можете использовать мою коллекцию вместо туалетной бумаги! У тебя самая лучшая коллекция марок на свете! На свете нет ни одной марки, ни одной опечатки, которой бы у меня не.

Ни одной, ни одинешенькой. Чем же мне теперь заняться? Он остановился и повернул к ним нахмуренное лицо. Не начать ли тебе собирать что-нибудь другое, совсем другое? Но морщины по-прежнему не сходили с его лба: А я терпеть его не могу. Хемуль лишь презрительно фыркнул.

Да, кстати, ты не видал Ондатра? И Хемуль в одиночестве побрел дальше по лесу. А Муми-тролль и фрекен Снорк поднялись над верхушками деревьев и, плавно покачиваясь, поплыли в солнечном блеске.

При этом они не переставая думали о том, что бы предложить Хемулю для коллекционирования. Когда они вернулись домой обедать. Хемуль поджидал их на крыльце. Он весь так и сиял от радости. Это меня Снорк надоумил. Соберу самый замечательный гербарий на свете! И он развернул полы юбки [1] и показал свою первую добычу. Это был тоненький стебелек гусиного лука, облепленный комьями земли и листьями.

Он вошел в дом и вывалил содержимое юбки на обеденный стол. Ну как, все в сборе? Когда наутро Муми-тролль пошел выпустить тучки из дровяного сарая, их там не оказалось. И никому в голову не пришло, что они имеют какое-либо отношение к пяти яичным скорлупкам, которые как ни в чем не бывало снова лежали в шляпе Волшебника.

ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой рассказывается о том, как Муми-тролль превратился в страшилище и в конце концов отомстил муравьиному льву, а также о таинственном ночном похождении Муми-тролля и Снусмумрика Как-то тихим теплым днем, когда над долиной шел летний дождь, обитатели Муми-дома решили сыграть в прятки. Снифф отошел в угол, закрыл лапами лицо и стал громко считать до десяти.

Затем повернулся и начал искать, сперва в обычных потайных местечках, а потом в необычных. Муми-тролль спрятался под столом на веранде, но на душе у него было неспокойно: Снифф непременно приподымет скатерть, и тогда он пропал. Муми-тролль отчаянно шарил глазами вокруг, и тут его взгляд упал на цилиндр, который кто-то задвинул в угол веранды. Лучше и не придумаешь! Снифф ни за что не догадается искать его под шляпой. Муми-тролль быстро и бесшумно прополз в угол и натянул на себя шляпу.

Она доходила ему лишь до живота, но это. Он присядет, подберет хвост и станет совсем невидим. Муми-тролль знай себе похихикивал, слыша, как Снифф одного за другим отыскивает участников игры.

Хемуль, похоже, опять спрятался под диван, на лучшее у него просто не хватает воображения. Ну а вот теперь все гурьбой бегают по дому и ищут его, Муми-тролля. Он все ждал и ждал, и лишь когда его взяло опасение, что им надоест искать, вылез из шляпы, просунул голову в дверь и сказал: Снифф посмотрел на него каким-то странно долгим взглядом, потом с поразительным дружелюбием ответил: Остальные лишь покачали головами и продолжали пристально рассматривать Муми-тролля.

В шляпе Волшебника он превратился в очень странное на вид существо. А самым поразительным было то, что только он один не видел, каким он. Что же делать теперь? Муми-тролль уставился на нее в оба глаза, но тут у него мелькнула мысль, что это наверняка какая-то новая игра. Он весело рассмеялся и сказал: Пошли во двор, погода, кажется, проясняется. Он спустился с крыльца, и все последовали за ним, удивленные и полные недоверия. Очень даже знаком, правда-правда!

Да к тому же он полагал, что великолепно выдерживает свою роль. Его просто нельзя пускать в порядочный дом! Муми-тролль не помнил себя от восторга. Я страшно рад, что вы так меня любите. Гнать отсюда гадкого короля, пусть знает, как наговаривать на нашего Муми-тролля! И все скопом набросились на бедняжку. Он был слишком ошеломлен, чтобы защищаться, а когда вошел в раж, было уже поздно: Тут на крыльцо вышла Муми-мама.

Муми-тролль выбрался из кучи малы рассерженный и обессилевший. Кстати сказать, кто ты такой, малыш? Я Муми-тролль, а вот моя мама. Муми-тролль в смятении схватился за голову и нащупал пару большущих, в складках ушей. Увы, это было так! Муми-тролль убедился в этом, ощупав себя сзади дрожащими лапами.

Муми-мама поглядела в его испуганные глаза-тарелки, она глядела в них долго-долго и наконец сказала: И не успела она это промолвить, как Муми-тролль начал преображаться. Его глаза, уши и хвост уменьшились, а нос и живот увеличились. И вот уже перед ними стоит Муми-тролль во всем своем великолепии, такой, каким. Муми-тролль отрицательно покачал головой. Они задумались и некоторое время сидели молча, потом разом воскликнули: И пристально посмотрели друг на друга.

Они поднялись на веранду и осторожно приблизились к шляпе. Они нашли большую банку и отправились к морю: Вскоре Снорк нашел большую круглую яму и отчаянно замахал Муми-троллю. Он взял банку, закопал ее в песок отверстием вверх и громко сказал: После чего сделал Снорку знак, и оба выжидающе уставились в яму.

Песок на ее дне зашевелился, но никто не показывался. И в то же мгновение из ямы в песке высунулась грозная голова с выпученными глазами. Презрительно фыркая, он выбрался из ямы и надменно спросил: Муравьиный лев пожал плечами и устрашающе взъерошил гриву. И, вращаясь словно пропеллер, муравьиный лев задом наперед ушел в песок, прямо в банку. Они расшвыряли над банкой песок и крепко-накрепко завинтили крышку. Потом вынули банку и покатили ее домой. Муравьиный лев кричал и сыпал проклятиями, но толстый слой песка заглушал его голос.

Подойдя к дому, Муми-тролль сунул лапы в рот и издал три долгих свистка что означало: Друзья сбежались к нему со всех сторон и сгрудились вокруг банки. Вот возьмет и съест всех нас! Некоторое время все стояли в боязливом молчании, разглядывая банку и слушая приглушенные вопли, доносившиеся изнутри.

Валите его в шляпу! Снифф метнулся под стол.