И я наступил уже в знакомое болото

Текст песни Centr - Зима

и я наступил уже в знакомое болото

Сначала, по-моему, пару раз угостил кто-то, И я сам наступил, в уже знакомое болото, Хотел обратно, но вдруг дыхание сперло, Я думал зашел по. спиной уже знакомый мне камень, на который можно положить ладонь и вернуться Подошва наступила на твёрдую поверхность дорожки, и я замер . утром на болоте проверял моих варягов защитный рубеж потайного места. Guf - Сначала, по-моему, пару раз угостил кто-то, И я сам наступил, в уже знакомое болото, Хотел обратно, но вдруг дыхание сперло, Я думал зашел по.

Куда-то по болотистой местности. Там есть несколько тропинок, расположенных рядом друг с другом, как углубления от шин, проехавших машин. И я иду по одной из. Скажите, что это может значить? Мне снилось, что я вела ребят через болото. Оно не было слишком пугающим, чистым и свежим, прохладным… Порой пробивался свет солнца в густые старые мхом покрытые деревья. Периодически советовалась, куда идти с одним близким человеком.

и я наступил уже в знакомое болото

Как мы попали на болото, не помню… Что это значит??? Снилось, что возле моего дома образовалось черное болото, в нем тонули все стоящие во дворе машины. Начал проваливаться и соседний многоэтажный дом. Звонила в полицию с просьбой о помощи. Мы с друзьями поехали куда-то через лес, потом оказались у болота, друзья начали тонуть.

И когда нас вытащили, они сказали что в болоте огромное количество змей, и я почувствовала укусы, но без крови Ответить Анна: Я забрела в какую-то вязкую грязь, вперемешку с водой, мелкими палочками и сеном. В голове появилась мысль, что это болото. Однако встать у меня не получается и я ползком стала двигаться.

Очень хороший знакомый, близкий друг кто точно, не могу сказать шел рядом со. Мы шли сзади всей компании по тропинке возле болота. Он оглянулся что никто не смотрит, и скинул меня в трясину помню рядом были кувшинки. Окружающие меня заметили, сначала смеялись надо мной, говорили, мол, так и. Но потом все же вытянули меня Ответить Татьяна: Я была на ранчо, вокруг него были поля с высокой сухой травой. Я наблюдала как бы из далека. В этих же полях было то ли болото, то ли озеро, заросшее этой же травой.

И тут начался пожар. Лошади убегали от огня. Кто-то смог убежать и они собирались рядом со. Но остальные лошади сгорали в огне или же тонули в болоте.

и я наступил уже в знакомое болото

Я наблюдала за этим и плакала. Я была с каким то другом, ноя не помню кто это. Как-то через одного из товарищей я узнал, что в деревне под Новым Иерусалимом крестьянин-охотник продает собаку. Собака — белая, с желтым пятном на лбу, неизвестной породы. Хозяин уверял, что это помесь пойнтера с гончей, что собака работает очень хорошо по кунице, а также делает стойки по тетеревам и вальдшнепам.

Цена — три рубля — подходящая. Купил я ее и привез в Москву. Товарищ моего отца, опытный охотник, с удивлением взглянул на беспородного пса, но в утешение сказал: Она отличалась великолепным чутьем, очень крепкой и надежной стойкой. С большой сметливостью работала она и по уткам, и по красной дичи. В Москве держать собаку мне не позволили — пришлось отправить ее в деревню. Фор терпеливо ждал моих приездов, встречал меня с безудержной радостью; охотясь с ним, я познал, что лучшая охота — это охота с легавой по красной дичи, в особенности по дупелю.

У меня не было наставника по охотничьему делу. В своих исканиях я шел ощупью, изучая охотничьи журналы, книги и даже прейскуранты охотничьих магазинов. Отец мой охотником не был, и его роль ограничилась только тем, что он подарил мне садочное ружье го калибра, доставшееся ему по завещанию от близкого друга-охотника.

С этим ружьем я охотился очень долго, но оно было не особенно прикладисто, тяжело, а било очень кучно, чем и объяснялись мои промахи при стрельбе на первых порах. Дупель появлялся в августе.

Сонник Болото 😴 приснилось, к чему снится Болото во сне видеть?

Однажды я услыхал доносившиеся с болота частые выстрелы. Я быстро пошел туда, и на окраине луга увидел телегу, запряженную парой лошадей. С бугра было видно, как по болоту ходили люди, впереди них бегали собаки, а время от времени взлетали белые облачка дыма и раздавались выстрелы. Я подошел к телеге. Мне сказали, что приехали охотники из Скопина, специально за дупелями.

и я наступил уже в знакомое болото

На сене, прикрытом веретьем, лежало много убитых птиц. Охотников было несколько человек; одни из них уже окончили стрельбу, другие еще бродили по болоту. Среди молодых охотников выделялся некто Егор Владимирович, обладатель, как мне тогда казалось, прекрасного черного сеттера.

и я наступил уже в знакомое болото

Егор Владимирович, с которым мы были немного знакомы, любезно предложил мне посмотреть на работу его Лорда. Я радостно согласился, и мы пошли по закрайку болота.

Быстро работавший Лорд потянул и встал. Егор Владимирович предложил мне подходить и стрелять первому. Собака медленно подвигалась вперед, напряженно всматриваясь в невысокую траву впереди.

Легенда о болоте, где местный «Сусанин» поляков утопил

С характерным трещащим звуком поднялся дупель; боясь промазать и осрамиться на людях, я отпустил его подальше и выстрелил. Скоро в моих руках оказался тяжелый, жирный, в перьях, пропитанных салом, первый дупель С тех пор я через день, а то и каждый день охотился на этом болоте на дупелей. Фор разыскивал их по мелким кустарникам, по влажным лугам поймы.

Бывало от зари до наступления жары ходишь и ходишь с собакой, которая то и дело тянет и делает стойки. После утомительного дня охоты в сумке набиралось около десятка прекрасных увесистых дупелей. Считалось верхом удачи, если сделаешь дублет по паре вылетевших сразу птиц. Впоследствии, когда я стал стрелять лучше, мне однажды удалось сделать дублет по бекасу и дупелю, поднявшимся одновременно из-под стойки собаки. До сих пор я горжусь этим дублетом. Помню и курьезные случаи.

Как-то охотились мы двое с одной собакой. Стоял он очень крепко, и мы не спеша издалека подошли к. Вылетел дупель, я выстрелил первым — промах; стреляю второй раз — дупель летит. Дупель же падает мертвым. Очевидно, он был ранен моим вторым выстрелом и некоторое время еще летел, пока не упал II С тех пор прошло почти пятьдесят лет. За это время я встречался с дупелями в самых различных местах нашего великого Отечества.

Приходилось стрелять дупелей из-под легавой собаки и в далекой тундре Севера, и в Костромской области, в тех местах, где охотился Некрасов, и в Западной Белоруссии; изредка попадались они мне и на осеннем пролете под Москвой.

Но это была уже не та охота: За долгие годы моей охотничьей жизни у меня перебывало много легавых собак разных пород; были и очень хорошие, и похуже; охотился я по дупелям и со спаниелем. Но вот после неудачного, выписанного из Ленинграда, крапчатого кобеля Троля приобрел я суку-сеттера той же породы. Владелец предупредил меня, что она натаскана только по болоту. Надо было искать хорошей охоты по красной дичи.

Удачно и кстати встретил я своего старого знакомого — доктора, с которым замечательно поохотился когда-то на Урале; он сообщил мне, что хорошо знает дупелиные места в Вологодской области; туда мы и направились в августе года. Я усмехнулся, вспомнив, как однажды, отправившись за фазанами на Сырдарью, взял, по совету друзей, бывавших в тех местах, пятьсот патронов.

Охота оказалась удачной, но ходить пришлось километров за пятнадцать и убивать по две-три штуки. Триста пятьдесят патронов пришлось оставить местным охотникам, чтобы не тащить тяжелый груз в Москву.

В Вологде — пересадка на пароход; еле-еле управляемся с нашим тяжелым грузом, и вот любуемся полноводной рекой и живописными берегами, заросшими ивняками и купами вязов. В Устье река Вологда сливается с Сухоной и становится более полноводной и широкой.

Здесь очень оживленное судоходство — постоянно видишь, как буксиры тянут баржи с лесом, сеном или огромные плоты. Ежедневно от пристани в Вологде отходят пассажирские пароходы на Кубинское озеро или вниз, к Котласу.

На одном из перегонов между пристанями нас развлекала собака-дворняжка, бежавшая по берегу за пароходом, на котором ехал ее хозяин. Небольшая, но коренастая шавка, на коротких сильных ногах, бежала и бежала по берегу, то отставая, то опережая пароход. Когда река делала изгибы, собака бросалась в воду и, переплыв на другой берег, наскоро отряхнувшись, неслась вдогонку.

Все палубные пассажиры с любопытством следили за этим бегом. Пробежав десяток километров, а может быть и больше, собака, радостно виляя хвостом, встретила на пристани своего хозяина и побежала впереди него по направлению к поселку. Поздно ночью пароход подошел к тому месту, где мы должны были высаживаться. Берег здесь очень крутой; жидкая и вязкая грязь затрудняла выгрузку. Пароход скоро ушел, расходились приехавшие пассажиры и любопытные, с интересом разглядывавшие наш багаж, и в особенности собак.

Мы остались одни на высоком берегу. Вдали мелькали редкие огоньки поселка, на реке поблескивали красные и зеленые фонари пароходных оградительных знаков. Энергичный доктор добыл лодку — пришлось опять таскать наш груз, теперь вниз Нагрузив лодку и с трудом оттолкнувшись от вязкого берега, поплыли вверх по реке.

Было тепло и тихо, стояла пасмурная темная ночь. Без особых приключений доплыли до избушки совхозного пастуха, где нам предстояло прожить почти месяц. В окне засветился огонек, радушные хозяева помогли разгрузить лодку.

Проснувшись на заре, я сразу же вышел на крыльцо. Вокруг избушки простирались залитые водой и заболоченные луга обширной поймы. Местами они были кочковатые, местами более ровные. Вдали виднелся пойменный лес. По берегам реки тянулись заросли ивняков. Кое-где светлели утиные озера. Мой первый выход на охоту был не особенно удачен. Я пошел по окраине болота; в нескольких шагах от дома собака встала по бекасу, но убить его не пришлось.

Затем переместившийся из-под стойки дупель заставил меня забраться в высокий кочкарник. Ходить здесь было очень трудно, в особенности в тех местах, где пасли скот. Собаки почти не было видно в высокой и густой траве.

Ну, подумал тогда я, зато разузнали место, где растёт клюква и грибы, не тронутые деревенскими. Да и комаров здесь нет — на нашем болоте их просто тучи вьются, приходится вставать ни свет, ни заря… И вдруг я понял, что совершенно не представляю, сколько сейчас времени.

Кажется, только что над головой было солнце — а сейчас вокруг темно, словно ночью. Но ведь мы бродили по топи самое большее часа четыре! Подношу к уху часы — а они встали. У Гены то же. И ни звука вокруг — ни птичка не запоет, ни мошка не прозвенит, даже деревья, кажется, не скрипят. Нехорошая такая тишина, могильным холодом от нее тянет. Потерянная душа Вдруг вижу — огонек!

Потом еще один, еще и еще… Тут мне совсем скверно. Над болотными огнями хорошо смеяться в уютном доме да при свете дня. А на незнакомом месте, когда вокруг сплошная темень и не понятно, где ты и куда в этой темени идти, эти огни смешными не кажутся. В голове крутится только одна мысль: Все ярче и ярче, все ближе и ближе… И вдруг слышу — оттуда же слышатся чьи-то шаги, разговаривает кто-то, лошади тихо ржут.

Я уже готов был расхохотаться над собственными страхами и кинуться навстречу людям, но что-то меня остановило. Ведь никого из деревенских сюда на веревке не затянешь — а тут целая толпа, да еще с лошадьми, да еще ночью… Убийство Сусанина поляками Мы с братом от греха подальше отползли с тропы, спрятались за кочку — и тут я увидел такое, что вовек не забуду! Мимо нас шагали люди, словно сошедшие с картинок из учебников истории — в немыслимых ярких одеждах, вислоусые, с саблями, некоторые вели в поводу лошадей.